Данила Шапошников, партнер частного фонда Phystech Ventures

Про изменения в операционной деятельности
Абсолютно все — и внутренние, и внешние офлайн-процессы — перенеслись в Zoom. До пандемии в онлайн-формате проходили только 15% встреч, в пандемию — 100%.
Весь процесс сделки полностью перешел в онлайн. Удаленное совершение сделок ускорило процесс на 25%. Мы закрыли три сделки, во время которых ни разу не встретились с фаундерами вживую.
Процедуру Due Dil, конечно, как делали, так и продолжаем, но стали немного мягче подходить к структурированию. Нельзя сказать точно: это влияние пандемии или общих циклов — например, что-то со временем могло поменяться в партнерах.

Про изменения в стратегии фонда
Коронавирус стал катализатором нашего решения посмотреть новые направления. До пандемии мы концентрировались на DeepTech, особенно связанном с энергетикой, водородом, сенсорами, промышленным софтом. Во время пандемии мы стали системно смотреть на образовательную вертикаль, AI и ML, SportTech, FoodTech, продление жизни, киберспорт.
Изучив разные вертикали, мы решили не уходить от DeepTech слишком далеко — и по сути расширили его мандат, добавив на системной основе кванты, DevOps, продление жизни и искусственный интеллект.
Про изменения требований к проектам
Изменения есть, но опять же, не факт, что они связаны с пандемией. Я много учусь в последний год, и в каких-то моментах у меня поменялся подход: например, понял, что надо больше обращать внимание на команды проектов, внимательно смотреть на перечень их компетенций, делать карту компетенций топ-менеджмента, понимать, чего не хватает.
Про изменения венчурной индустрии из-за пандемии
Происходят достаточно фундаментальные сдвиги в сознании. В качестве примера можно привести ситуацию с водородом.
Мы инвестируем в водород с 2014 года, и только в этом году — только после пандемии, когда цены на углеводородные ресурсы обвалились — мир пересмотрел свое отношение и ускорил внедрение водородных технологий в промышленность. Можно сказать, что в целом скорость смены технологических парадигм за пандемию возросла.
Это отразилось на венчурных инвесторах: они вдруг поняли, что все может происходить намного быстрее, чем было раньше. Выросла вероятность того, что будущее придет быстрее. И это влияет и на скорость реакции, и на потенциальную доходность, и на корпорации, и на M&A — вообще на все стадии от входа инвестора до выхода.
Глобализация стала происходить быстрее. Раньше, чтобы заключить зарубежную сделку, надо было совершить ряд поездок. Сегодня об этом уже даже никто не думает. Раньше, кем бы ты ни был, надо было приехать в США, пообщаться с командой, провести в стране какое-то время — теперь всего этого нет.
Денис Ефремов, партнер Fort Ross Ventures
 
Про операционную деятельность
У нас распределенная команда, которая работает совместно из нескольких стран. Партнеры находятся в США и Израиле, а наши контрагенты — по всему миру. Большая часть работы фонда как проводилась в Zoom до пандемии, так и осталась.
Март-июнь 2020 года был очень напряженным периодом. Мы перешли на работу с компаниями в режиме реального времени. Борды компаний проходили не раз в месяц и даже не раз в неделю — во многих случаях несколько раз в неделю. Необходимо было срочно принимать решения, в том числе по сокращению расходов в компаниях. Только быстрое принятие правильных решений помогло некоторым компаниям пережить кризис.
Безусловно, мы сейчас меньше физически соприкасаемся с проектами — мы перестроились и стараемся делать это эффективно. С другой стороны, уже нет той экстренной работы с портфелем, которая была в начале кризиса.
Об изменениях в стратегии фонда
Венчурный рынок — не как фондовый. Он не реагирует на краткосрочные шоки, поэтому нельзя сказать, что стратегия фонда кардинально поменялась. Большинство фондов поднимаются на десять лет с определенной стратегией, которая не меняется в этом промежутке.
Мы фокусировались на Enterprise SaaS, Cloud, FinTech, маркетплейсах как до пандемии, так и после. При этом мы понимаем, что резкий переход в онлайн и технологическая трансформация в ряде отраслей, в том числе и наших целевых отраслях, изменила статус-кво и рынок поменялся. Там, где он может расти быстрее из-за внешних шоков, перспектив стало еще больше.
Мы очень верим в облачные сервисы, различные сегменты финансовых технологий (PropTech, InsurTech), верим в трансформацию бизнеса с помощью IT (например, в RetailTech), верим в MarTech. С другой стороны, кризис очень сильно подтолкнул вперед e-commerce, но исторически мы менее пристально следили за этим сегментом, и после кризиса наш фокус не поменялся.
Про изменения взаимодействия фонда с проектами
Стало меньше физический соприкосновений с проектами. Но нельзя сказать, что офлайн-коммуникация играла ключевую роль в нашем процессе до пандемии, потому что мы были и остаемся распределенной командой.
Если мы инвестируем как follow-on инвесторы на раунде, ключевые вопросы по Due Diligence закрывает lead-инвестор. Мы часто пользуемся результатами его проверки. Когда мы являемся lead-инвестором, уделяем больше внимания дополнительным проверкам, чтобы удостовериться, что детально разобрались в бизнесе.
Об изменении требований к проектам
В отрасли усилилось внимание на наличие в компаниях комфортного runway — периода, на который стартапу хватает текущего финансирования.
Оценки компаний (мультипликаторы) достаточно сильно упали в первых двух кварталах 2020 года, но потом вернулись к своим значениям в четвертом квартале.
Об изменении венчурной индустрии из-за пандемии
Есть очевидный фактор: многие гиперлокальные фонды и проекты перешли в онлайн — стало больше трансграничных сделок. Инвесторы не отказались от правила инвестировать в проекты, до которых могут доехать за 30 минут на машине. Но случаи, когда инвесторы из США инвестируют в проекты, например, в Индии или Бразилии, уже не единичны. Проектам все равно, с кем общаться по Zoom — с инвестором, который от них находится через дорогу, или с инвестором из другой страны.
Во-вторых, венчурный рынок получил колоссальный приток ликвидности. Мы видим, что происходит на фондовом рынке в США, где появилось несколько триллионов долларов, а в венчурную экосистему притекло порядка $200 млрд только для первичного и вторичного рынка. Но ведь эта ликвидность не мгновенная — с фондового рынка она может уйти практически в любой момент, а в венчурном рынке она вложена на десять лет. Поэтому я думаю, что рост рынка в будущем неизбежен.
Третий момент — конечно, перераспределение денег между сегментами разных стадий. Существенно сократились инвестиции в ранние стадии, зато поздние стадии получили колоссальное внимание и премии к оценкам. В том сегменте, где оперируем мы, такого роста оценок не произошло.
 
Ксения Подлесная, аналитик Венчурного Фонда Индустрия 4.0

Про изменения в операционной деятельности
В первые дни марта была тщательная работа с портфельными компаниями — планирование стресс-сценариев и оптимизация затрат (значительное снижение выручки и оптимизация запланированного R&D, расчет возможного дофинансирования проектов), был переведен в пассивный режим процесс пополнения pipeline.
К лету основная деятельность фонда вернулась в обычный режим.
Про изменения в стратегии фонда
Основной фокус компании остался прежним — Индустрия 4.0 (робототехника, IoT, AI, ML, Big Data, AR/VR, Cloud, новые производственные технологии). Пандемия стала явным катализатором EdTech, ПО для совместной работы, на что мы также обратили внимание.
Со стартапами стало меньше физического контакта: весь инвестиционный процесс проходит удаленно. Мы ускорили процесс принятия инвестиционных решений: сократили количество ступеней одобрения проекта на инвестиционном комитете с трех до двух.
Про изменения венчурной индустрии из-за пандемии
В недавно вышедшем исследовании Международной организации инвесторов (INVESTORO) отмечается, что венчурные инвестиции из альтернативных превращаются в классические. Если раньше доля венчура у институциональных инвесторов занимала порядка 5-10%, в 2020 году эта доля стала заметно больше. Например, фонд Йельского эндаумента нарастил долю венчура с 18% в 2018 году до 30% в 2020 году.
Венчурная экосистема становится более диверсифицированной: появляются венчурные билдеры, стартап-студии. Вынужденная изолированность привела к стремлению, к сплоченности и удаленным источникам контактов. Стали формироваться различные сообщества, в том числе венчурные, где стартапы и представители фондов могут находить друг друга и общаться.
Фото: zhu difeng / Shutterstock


Source link

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *